Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5
Изготовление садовых горшков
Оценка пользователей: / 5
ПлохоОтлично 
Изготовление садовых горшков

Выделка глиняных цветочных горшков и плошек для посева семян и выращивания разсады.

ГЛИНА, ЕЕ СВОЙСТВА И ИСПРАВЛЕНИЯ ИХ. Вследствие взаимодействия, отчасти физического, а отчасти химического, атмосферы на разнообразные горные породы, эти последние разрушаются или, как говорят, выветриваются, образуя новые минеральные вещества. Все минералы, имеющие в своем составе полевой шпат, на счет его при выветривании дают глину, то всем известное тонкое и жирное на ощупь землистое вещество, которое повсеместно встречается, как на поверхности земли, так и на более или менее значительной глубине. Полевой шпат состоит из кремнезема, глинозема, окиси калия или окиси натрия. При выветривании полевой шпат разлагается так, что калий или натрий дают растворимый в воде углекислые соли, кремнекислота выделяется в свободном состоянии, а остающийся кремнекислый алюминий или глинозем и представляет собою собственно глину.

Образовывающаяся путем выветривания из полевого шпата глина вместе с кремнеземом в виде не подлежащего дальнейшему выветриванию остатка может остаться на том самом месте, где образовалась, и в этом случае она носит название глины "первичной" или "каолина". Глина первичная, однако, попадается сравнительно редко; гораздо чаще в местах образования размывает и уносит с собою та же вода, которая способствовала выветриванию горной породы, и затем глина, отмученная от остатков породы и вообще всякого рода крупных частиц, снова из воды отлагается где-либо, где вода, несшая ее, задерживается на более долгое время, и образует пласты и залежи глины "вторичной", причем возможны и даже нередки случаи, что такая отмученная и осевшая было глина во время какого-либо геологического переворота снова вымываются водою и уносятся на новое место, попутно еще раз отмучиваясь, а иногда и загрязняясь теми или другими примесями.

Принимая во внимание, что полевые шпаты, дающие начало каолинам, бывают различного состава, что во время выветривания к глинистому веществу примешиваются другие продукты того же процесса выветривания, -- каолины представляют собою в действительности продукты, крайне разнообразные, как по характеру глинистого вещества, так и по составу и количеству примесей. Слюда, кварц и неразложившийся полевой шпат -- вот те примеси, которые всегда содержатся в кащлинах.

В глинах вторичных количественное и качественное разнообразие примесей еще гораздо больше. Наиболее часто во вторичной глине в виде примесей можно найти: песок, углекислые соли магния и кальция, окисные соединения железа, серный колчедан, гипс и в особенности растительный перегной и разного рода другие органические остатки.

С технической точки зрения указанное разнообразие в составе глин важно только постольку, поскольку оно отражается на основных свойствах глины, делающих ее пригодной для тех или иных технических целей. Этих важных, с технической точки зрения, свойств у глины немного, и мы начнем с того, что постараемся в них разобраться.

Сухая глина с жадностью поглощает воду и упорно удерживает ее между своими частицами. Намокшая до известной степени глина перестает через себя пропускать воду и делается водонепроницаемой и в то же время превращается в массу, которая, будучи хорошо перемята и перемешана, приобретает способность легко принимать разнообразнейшие формы и сохранять при высыхании; глина обладает, словом, тем свойством, которое называется "пластичностью". Рядом с пластичностью и в непосредственной связи с ней находится и лругое свойство глины, а именно "связывающая" способность. Способность эта заключается в том, что глина с различными порошкообразными, не пластичными телами, вроде песка и т.п., дает однородное тесто, обладающее также пластичностью, хотя и в меньшей степени. Пластичность смеси уменьшается с увеличением содержания в ней непластичных веществ и наоборот.

В природе встречаются глины с самыми разнообразными степенями пластичности и связности, при чем наиболее пластичные глины всегда способны удержать и большее количество воды, но замачиваются труднее, чем не пластичные, и требуют для насыщения водою больше времени.

Глины с высокой пластичностью носят название глин "жирных", так как дают при осязании в замоченном состоянгии впечатление жирного вещества. Глины непластичные или мало пластичные носят название "тощих". Жирная глина даже в состоянии блестящая с виду и скользка на ощупь. Глина тощая на ощупь шероховата, в сухом состоянии имеет поверхность матовую и при трении пальцем легко отделяет мелкие землистые пылинки.

Кроме пластичности, важным свойством глины является отношение к высокой температуре или обжиганию. Замоченная глина мало-по-малу на воздух теряет воду, становится сухой и твердой, но в то же время хрупкой и легко истираемой в порошок. Прибавление воды и затем удаление ее при обыкновенной температуре меняет физические свойства глины, но совершенно не затрагивает ее химического состава. Если мы подвергнем замоченную и отформованную в комок или другую какую форму глину весьма высокому нагреванию, то глина не только потеряет всю воду, но в ней произойдут и глубокие химические изменения. Обожженная глина, если обжиг был не при слишком высокой температуре, не теряет своей пористости и способности впитывать влагу, но окаменевает и совершенно теряет способность размываться водою и давать с нею пластическую массу. Чем выше температура обжига, тем твердость полученного черепка выше; для каждой глины можно, наконец, достигнуть такой температуры обжига, при которой она, плавясь и принимая стекловидный вид, совершенно теряет свою пористость; твердость такой оплавленной глины делается настолько высокой, что она начинает давать искры при ударе о нее сталью.

Температура, при которой глина переходит в стекловидное видоизменение, или, как обыкновенно говорят, огнеупорность глины составляет одно из очень важных ее свойств и различна для различных сортов глины, завися в большей степени от наличности тех или иных примесей.

Из двух основных составных частей глины -- глинозема и кремнезема -глинозем плавится довольно значительно выше кремнезема, но смесь их обоих плавится легче, чем наиболее легкоплавкая из составляющих ее частей, т.е. чем кремнезем (кварц, кремень, чистый песок состоят пости исключительно из кремнезема), и при том весьма значительной степени. Прибавляя кремнезема к глине, мы будем понижать ее огнеупорность, но до известного, хотя и весьма высокого предела. Если итти дальше от этого предела и прибавить кремнезема еще, то вместо уменьшения огнеупорности будет наблюдаться явление противоположное, т.е. ее увеличение. Примесь глинозема, и даже незначительная, всегда сильно подымает огнеупорность глины.

Понижают огнеупорность глины, кроме кремнезема, еще весьма разнообразные другие вещества, встречающиеся в ней в виде естественных подмесей, а иногда с техническими целями и исскуственно подмешиваемые, а именно: известь, закись и окись железа, магнезия, щелочи и т.д., причем присутствие этих веществ в совершенно незначительных количествах (в 1%, а иногда и меньше) в значительной степени уже понижает огнеупорность глины. Наиболее сильно в этом смысле действует магнезия, затем окись железа и, наконец, уже известь.

Естественная окраска глин бывает чрезвычайно разнообразна; имеется глина цветов чисто белого, серого, голубоватого, сероватого, зеленоватого, всевозможных оттенков желтая, красная, темносиняя, коричневая и совершенно черная. При обжигании цвет этот в зависимости от содержащихся в глине различных подмесей различным образом изменяется. Все сорта глины, содержащие в большем или меньшем количестве соединения железа, при обжигании в окислительном пламени (о свойствах пламени мы будем говорить ниже) приобретают кирпично-красный цвет, тем более темный, чем при высшей температуре производился обжиг. При очень высокой температуре цвет этот приобретает зеленый оттенок, и, наконец, глина может стать даже черной. Если же железистая глина содержит вместе с тем и углекальцевую соль (мел), то она при слабом обжигании делается красной, а при начинающемся спекании становится мясокрасной с оттенками от беловатого до темножелтого; при полном стекловании и тут, впрочем, получаются оттенки от зеленоватого до черного. Желтое окрашивание наблюдается еще ясно при содержании в глине на каждый 1% окиси железа не менее 3-3,5% мела; температура, при которой оно выступает, тем ниже, и оттенок его тем светлее, чем больше содержание углекальциевой соли превышает указанное минимальное отношение, и, наоборот, температура его появления тем выше, и цвет тем темнее ( переходящий в желтокрасный или желтокоричневый ), чем отношение к данному минимуму ближе. При меньшем содержании мела хотя и видоизменяет красный цвет глины, но не дает чистого желтого цвета обжигаемому предмету, а получаются цвета промежуточные, весьма некрасивые.

Кроме приведенного нами деления глин на первичные и вторичные, причем первичные, кроме всего прочего, отличаются от вторичных слабо выраженной пластичностью и значительно более высокой огнеупорностью, глины делят еще на следующие четыре класса: 1) огнеупорные глины (белая пластическая и непластическая), 2) плавкие глины (обыкновенная гончарная и сукновальная), 3) известковые глины (мергель и обыкновенная кирпичная глина) и 4) охристые глины (болюсь, охра). Для преследуемых в настоящей книжке целей наибольшее значение имеет глина гончарная или горшечная. Она чрезвычайно пластична, многие ее виды мягки на ощупь и образуют с водою довольно тягучую массу. Окрашена она бывает в разнообразные цвета, в большинстве случаев довольно интенсивные, и сохраняет эту окраску при обжиге. Почти всегда содержит известные количества железа и извести.

Сукновальная глина для керамического производства не имеет никакого значения, ибо в воде распадается в тонкий нежный порошок и образует совершенно не пластичную кашицу. Вследствие этой своей способности в воде распадаться в порошок и в таком виде впитывать в себя жиры, глина эта применяется при валянии сукон, откуда и ее название. Иногда ее подмешивают к глине гончарной, если эта последняя обладает слишком большой пластичностью, как увидим далее, имеющей свои неудобства.

Оставляя совершенно в стороне мергели и охры, хотя мергель и подмешивается иногда в глину, когда требуется повысить в ней содержание извести, скажем еще несколько слов о глине обыкновенной и кирпичной. Глина эта представляет собой смесь глины с кварцевым песком и с большим или меньшим количеством охры, а иногда и извести : она окрашена в бурый или желтый цвет, обладает сравнительно малой пластичностью и не особенно огнеупорна.

Обыкновенная гончарная глина представляет собою наиболее распространенный и почти повсюду встречающийся материал. Разностей этой глины очень много и даже в одной и той же местности никогда нельзя найти мало-мальски сходных образцов; от примеси окислов железа они всегда окрашены в коричневый и ржавчинный цвет, которые при обжиге переходят в красноватый. В сухом состоянии эти глины представляют массу плотную, твердую и шероховатую. Обработанная водой дает липкую и пластическую массу, издающую довольно сильный характерный для этих глин запах: глины эти почти всегда содержат от 5 до 15% кварцевого песка. Самый лучший материал для производства цветочных горшков и плошек -- это глина, содержащая 5-8% кварцевого песка; содержание небольшого количества окиси железа и углекислой извести полезно, так как изделия могут быть обожжены при более низкой температуре. Но содержание значительного количества извести, особенно в виде даже мелких кусочков -- не допускается. Если в обыкновенной гончарной глине содержание песка превосходит 15-18%, то такая глина мало пригодна для горшков, потому что у них могут обсыпаться края, и вообще получается очень непрочная посуда. Такую глину можно исправить прибавкою к ней пластической глины; но обыкновенно все прибавки, т.е. песка к жирной, пластической глине и глины -- к тощей глине -- обходятся дорого, даже и в тех случаях, когда эти материалы легки и дешево достаются на месте.

Из материалов, которые полезно подмешивать к глине для данного производства особенно отмечаем растительные вещества, как-то : торфяной однородный порошок, древесные опилки, мелко-рубленную солому, мякину, порошок древесного угля и др. Чем пластичнее глина, тем примесь этих материалов может быть большею, но вообще не должна превышать от 1/10 до 2/10 частей глины, по весу.

В цветочных горшках имеет значение цвет, принимаемый ими после обжига. Наиболее практичный цвет горшков темножелтый и красный, так как они не только более прочны, но и лучше противостоят охлаждению почвы в горшке при понижении внешней температуры. Самыми худшими будут белые горшки как слабо поглощающие тепловые лучи. вет горшков после обжига в значительной мере зависит от содержания в глине окислов железа и отчасти от температуры обжига. Если температура обжига не превышает 400-600 град/Р. и глина содержит 10-15% окислов железа, то обожженные горшки будут иметь темно-красный и красный цвет. При содержании окислов железа в глине менее 3%, после обжига предметы получают белый и бело-желтый цвет.

Приступая к гончарному производству, чрезвычайно важно бывает прежде всего решить вопрос, насколько для желаемых изделий пригодна имеющаяся под руками глина. Лучший ответ на этот вопрос даст химический и механический анализ глины, но для его производства нужна химическая лаборатория, нужны известные химические познания и опыт, и потому мы этих исследований, не доступных для большинства мелких производителей, для которых исключительно и назначаем свою книжку, касаться совершенно не будем и укажем только, какими более или менее простыми и доступными способами можно исследовать глину касательно выше разобранных ее свойств, наиболее важных в техническом отношении, т.е. относительнее пластичности и пористости при обжиге.

Мы указывали уже выше, что глины пластичные всегда труднее размачиваются, т.е. требуют для своего насыщения водою большего времени. Вот этой-то особенностью и можно пользоваться при определении пластичности. Из глиняного, хорошо на воде замешенного, теста лепят брусок, затем дают ему на воздухе совершенно высохнуть. Такой высохший брусочек затем погружают в воду и наблюдают, на сколько быстро будет итти насыщение его водой, и на сколько сильно при этом произойдет деформирование бруска. Вполне тощие глины при этом весьма быстро рассыпаются в порошок, а чем глина жирнее, тем больше требуется для насыщения водой времени, и тем слабее выражается деформация первоначальной формы. Весьма хорошо иметь при этом образцы заведомо сильно жирных или наоборот и тощих глин, а еще лучше глин заведомо-пригодных для изготовляемого товара и производит пробы параллельно и в совершенно одинаковых условиях для этих образцов и глин испытуемых.

Не надо, наконец, забывать, что пластичными бывают глины жирные, а не пластичные тощие, и что существуют внешние, нами в своем месте указанные признаки для различия их по внешнему виду и на ощупь.

Определение пористости производится с обожженным черепком. Взвешенный предварительно черепок кипятят в воде, пока из черепка не перестанут выделяться пузырьки воздуха, затем вынимают из воды, дают остыть, вытирают снаружи слегка тряпкой и взвешивают снова. Привес покажет, сколько воды впитал в себя черепок. Чем больше это количество, тем больше пористость глины.

Очень редко, когда природная глина обладает всеми нужными для техники свойствами как раз в той мере, как это требуется для данного рода изделий. Обыкновенно приходится эти свойства, все или некоторые из них, изменять искусственно прибавкой тех или иных веществ или смешиванием между собой различных сортов глин. Последняя операция так проста и понятна, что говорить о ней не приходится. Примесью сильно жирной глины увеличивается пластичность массы, глина с сильно выраженной пористостью увеличивает ее пористость и т.д. Мы скажем несколько слов только о примешивании к глине с целью исправления ее свойств веществ других, кроме различных сортов глин.

Поднять пластичность мало пластичной глины искусственными подмесями нет возможности, но понизить ее не трудно, а понижение это весьма часто бывает совершенно необходимым, ибо слишком жирная глина прилипает к форме и другим орудиям производства весьма сильно и трудно от них отстает; далее изделия из такой глины при высыхании обнаруживают весьма сильную усадку, т.е. сильно уменьшаются в размерах, что очень затрудняет их сушку, при которой изделия деформируются, и нередко получаются на них трещины. Песок, размолотый в порошок камень, обожженная и размолотая глина и др. подобные материалы вовсе непластичные могуть служить для этой цели. Все они в то же время влияют и на пористость глины, в общем понижая ее, но только до известного предела. При прибавлении слишком больших количеств этих порошковатых непластичных веществ пористость начинает не уменьшаться, а повышаться.

Всего чаще к глине примешивается песок, как материал наиболее дешевый и доступный. Самые лучшие результаты дает песок кварцевый, не содержащий никаких подмесей, но такой найти бывает довольно трудно, и поэтому часто приходится довольствоваться песком обыкновенным, предпочитая песок с острыми зернами, добываемый из карьеров, песку с зернами груглыми (речному или морскому). Песок сильно илистый вовсе для подмеси в глину не годится. Подмесь песку всегда изменяет также и огнеупорность глины, так как песок представляет собою почти чистую кремнекислоту (кремнезем). Все, сказанное нами в свое время в этом отношении о кремнеземе, в полной мере приложимо к песку, но только молкому. Крупный кварцевый песок поднимает огнеупорность глины.

Песок с успехом можно заменить молотым кварцем и кремнем, причем к этим понижающим пластичность глины материалам также в полной мере относится все сказанное нами о влиянии на огнеупорность подбавки кремнезема. В особенности хорошие услуги приносит молотый кварц и кремень там, где надо сильно уменьшить усадку изделий. С помощью этих материалов усадку некоторых глин можно довести до нуля, т.е. совершенно ее уничтожить.

Обожженная и размолотая глина, носящая название шамота, как мы уже упоминали, также понижает пластичность глины. В то же время она увеличивает пористость изделий уменьшает их усадку и подымает огнеупорность.

Известь также понижает пластичность глины, но является вообще говоря, примесью нежелательной, а выше 18-20% и прямо вредной. Только при производстве каменного товара со сплавленным черепком известь всегда исскуственно к глине прибавляется.

Наконец, нада упомянуть о прибавке к глине с целью увеличения пористоти изделий таких органических веществ, которые во время обжига выгорят и оставят вместо себя пустоты. Такими выгорающими веществами могут быть: угольный порошок, опилки, соломенная резка, полова, навоз, кострика, торф и т.п.

Некоторые из указанных нами веществ меняют, как мы видели, не только пластичность глины, но и ее огнеупорность. Всего чаще, однако, огнеупорность глины понижают, а это бывает необходимо для производства изделий со сплавленным черепком, прибавкой веществ специальных, носящих общее название флюсов или плавней. В качестве плавней прежде всего применяют полевые шпаты в разнообразнейших сортах и даже комбинациях, вроде гранита, порфира и пегматита. Далее идет известь в виде мела или еще лучше мергеля или доломита, так называемый шритт -- сплавленные и затем размолотые смеси щелочей с песком или кварцем, стеклянный бой, доменные и каменноугольные шлаки, зола и т.п. дешевые материалы, содержащие легкоплавкие силикаты.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ ПОДГОТОВКА ГЛИНЫ И ПРИГОТОВЛЕНИЕ ИЗ НЕЕ ТЕСТООБРАЗНОЙ ОДНОРОДНОЙ МАССЫ.

Глина, добытая из земли, всегда подвергается целому ряду манипуляций, общая цель которых получение совершенно однородной смеси, в которой все частички всех составных частей глины, непластических подмесей (естественных и исскуственно введенных) и воды -- были бы распределены друг относительно друга вполне одинаково в каждом месте смеси. Равномерность смеси, из которой готовытся произведения, одно из первых условий успешного изготовления товара хорошего качества, и чем изделия обладают более тонкими стенками, тем всякое в этом отношении отступоение сильнее сказывается в деформации предметов при обжиге, растрескивании и даже полном их при этом разваливании на кусочки; иногда это растресскивание наблюдается при том не во время фабрикации, а далее при употреблении предмета в дело от перемен температуры, легкого удара и т.п.

Если даже глина идет в дело без всеких посторонних подмесей, все же она никогда прямо вынутая из земли не будет вполне однородна и кроме различных естественных подмесей, частью прямо вредных и подлежащих удалению, а частью, хотя и не вредных, но неравномерно распределенных по всей толщине глиняного пласта, вторичная осадочная глина всегда в виду своего наносного происхождения обладает слоистостью и сохраняет способность разделяться и раскалываться в направлении слоев даже после обжига, если эта слоистость в ней не будет уничтожена. Природная слоистость при этом удерживается в глинах весьма упорно и может быть уничтожена лишь посредством усиленной механической переработки, которая притом тем затруднительнее, чем глина пластичнее и чем она вязче.

Самый употребительный предварительный прием в приведении глины в раздробленный, удобный для образования из нее однородного теста виде, прием заключается в вымораживании глины или так называемом ее зимовании. Вырытая из земли глина осенью или поздним летом сваливается в узкие и длинные гряды высотою в 1--11/2 арш. и подвергается размачивающему действию дождя, а если осень не дождливая, то поливается исскиственно, так чтобы морозы застали ее совершенно до земли промоченной. Вода замерзает посреди частиц глины и, увеличиваясь при этом в объеме, разрывает их друг от друга и делает глину более рассыпчатой. Действие вымораживания усиливается при многократном повторении замерзания и растаивания, и потому результаты зимования глины получаются особенно хорошими при зиме неустойчивой, с оттепелями. Во время оттепелей веьма рекомендуется глину перелопачивать, чтобы распространить происходящие в ней процессы на всю толщу заготовленного материала. Слоистость при вымораживании глины совершенно исчезает, и к весне, оттаяв и просохнув, глина распадается на мелкие хрупкие комочки, жадно поглощающие воду при замачивании.

Рядом с изменением физичесикх свойств глины во время зимования ее в ней происходят и некоторые химичесике процессы, касающиеся, напр., не самого глинистого вещества, а подмесей к нему. Железный колчедан, весьма обыкновенная подмесь к глине, переходит в это время в железный купорос и выщелачивкается водою. Иногда зимованием можно совершенно непластичную глину, каковой является, напр., каменистый глинистый стланец, превратить в глину, пригодную для тех или иных керамичесикх произведений и обладающею достаточною для того пластичностью.

Тех же результатов, но в более малой степени можн достигнуть, разложив летом глину тонкими слоями на солнце и поливая ее время от времени водой. На солнце политая глина бвстро высыхает, растрескивается и становится более рассыпчатой.

Так или иначе распущенная и приведенная в более или менее порошкообразное состояние глина затем освобождается от крупных подмесей-камней, крупных не промерзших комков и т.д. пропуском через грохот, а иногда при изготовлении более дорогого товара подвергается еще отмучиванию, которое всего проще совершается в приборе, изображенном на рис.1. В резервуар А кладут глину и, пуская на нее сверху из желоба струю воды, старательно с водой перемешивают. Вода увлекает с собою частицы глины и подмесей и по желобу c поступает на сито t, где отделяется от крупных, но легких, плавающих в воде примесей и собирается в резервуаре B, в то время как крупные, тяжелые примеси остаются на дне резервуара А. В резервуаре В оседают на дно более мелкие, но тяжелые частицы (песок и т.п. ), а вода с глинистыми частицами переходит в третий резервуар С. Глине здесь дают осесть на дно, а воду после этого спускают через отверстия в боковой стенке резервуара 1,2,3,4.

Для отмучивания жирных сортов глины приходится прибегать к весьма энергичному ее перемешиванию с водой в первом резервуаре, который в этом случае выгодно бывает заменить железным полуцелиндрическим корытом a (рис. 2), через которое приходит вал d с несколькими насаженными на него винтообразно расположенными разветвленными пальцами e. Измельченная вращением такой мешалки и смешанная с водой глина затем проходит сквозь сктчатую тенку c и направляется в отстоечные чаны.

Так или иначе измельченная и освобожденная от примесей глина далее замешивается с водою, с прибавлением тех или иных подмесей или плавней, если такое прибавление необходимо, в густое тесто, из которого можно было бы формовать выделываемые изделия. Если к глине прибавляют какие-либо вещества, то обыкновенно их прибавляют сначало в сухом виде к сухой же глине и перелопачивают вручную. Затем к смеси или чистой глине, если никаких прибавок к ней делать не надо, подливают воду и замешивают ее в тесто. Это замешивание в тесто всего проще производится ногами рабочих или лошадей, но более совершенно при помощи глиномяльных машин. Если замешивание теста из глины производится ногами, то полученную таким образом массу скатывают затем в один большой ком, называемый кабаном, отрезают от него изогнутыми ножами дласты, скатывают их каждый отдельно вручную, обрабатывают ударами деревянных колотушек и многократно перемешивают и перепластовывают один с другими. Значительно быстрее идет операция приготовления однородного годного для формования глиняного теста на глиномяльных машинах, которые бывают вертикальными и горизонтальными.

Вертикальная глиномялка состоит (рис.3) из стоячего цилиндра a (деревянного или чугунного), в котором может вращаться вал б с винтообразно расположенными по нем кулаками и ножами, имеющими разнообразную форму винтовых лопастей или косорасположенных ножей. Глину засыпают в мялку сверху, и затем она постепенно подается вниз, подвергаясь измельчающему действию кулаков и ножей, и, наконец, выдавливается наружу в виде безпрерывной ленты через отверстие В , сохраняя в разрезе очертания этого отверстия.

Положивши цилиндр а с валом б горизонтально, мы получим глиномялку горизонтальную. Главное отличие ее от вертикальной, однако, в том, что в ней глина всегда ранее, чем поступить под действие кулаков и винтообразных ножей, пропускается между парой вальцов, регулирующих количество перерабатываемого теста и позволяющих одно и тоже количество глины подвергать более или менее долгой и тщательной обработке.

ФОРМОВАНИЕ ПОСУДЫ. Для производства разнообразных цветочных горшков, плошек и поддонников главным орудием служит формовальный гончарный станок или круг, на котором легко и удобно можно выделывать всякую посуду, имеющую круглое очертание во всех своих точках. Он состоит из железного вертикального вала С, на нижнем конце которого имеется в виде большого круга маховое (лучше дубовое) колесо В (рисунок 4), а на верхнем конце утвержден диск А; вал с маховым колесом и диском утвержден на помосте стола К и бруска Р в подпятнике Т и подшипнике О так, что может легко вращаться при малейшем воздействии на маховое колесо, о чем можно составить ясное представление по нашему рисунку 4, на котором показана лишь задняя половина стола.

Рабочий усаживается около станка и придает маховику, а следовательно и диску, вращательное движение от руки, а затем уже поддерживает и регулирует его ногою. Затем он кладет кусок глины, необходимый для выделки горшка, известной величины, смачивает этот кусок водою, сперва образуя из куска тупой конус и в то же время, как диск вертится, надавливая большими пальцами обеих рук на верхние части обрабатываемого куска, а остальными на боковые; таким образом работник имеет полную возможность придавать массе различные формы. Последняя цель особенно облегчается употреблением крайне простого инструмента, называемого "ножиком"; он представляет собою кленовую или железную пластинку, размеры которой делаются следующие: ширина 11/2-2 вершка и длина 2-21/2 вершка; толщина по средине 1/5-1/6 вершка, но к краям "ножика", утончаясь, превращается в тупое заострение; на пластинке, ближе к широкому краю, сделан разрез, соответствующий форме самого "ножика", и служит для продевания большого пальца при действии ножиком, который служит для снимания излишней глины в разных местах внутренней и внешней поверхности горшка и установления соответствующего отношения между верхним диаметром горшка. Для того, чтобы руки гончара были всегда гладкими и скользкими, он время от времени, смачивает их в болтушку из жидкой глины, находящейся в посудине тут же на столе, под руками. Во время работы гончар сидит, как изображено на рис.5; руки его совершенно свободны и находятся как раз на высоте диска А. Работа на формовочном круге требует от гончара значительной ловкости, но по отношению к столь простым предметам, как цветочные горшки, ловкость и сноровка приобретаются очень скоро.

В садовом и огородном хозяйствах требуется, в смысле величины, самые разнообразные цветочные горшки, начиная от мелких в 2-21/2 дюйма в верхнем диаметре и кончая кадкообразными в 14-15 дюймов в верхнем диаметре, считая его по внутренней линии, т.е. без толщины стенок.

Как бы ни было велико разнообразие цветочных горшков, последние по отношению величины нижнего (дна) и верхнего диаметров и высоты, считая последнюю по готвесу от внутренней поверхности дна до уровня с краями горшка, могут быть отнесены к следующим трем типам:

1 тип, в котором верхний диаметр, считая по внутренней его линии, равен высоте горшка по отвесу;

2 тип -- высота горшка равняется нижнему диаметру, по внутренней его линии, но параллельной нижней поверхности дна, и

3 тип -- высота горшка равняется удвоенному нижнему диаметру.

Во всех типах нижний диаметр должен составлять 2/3 от верхнего диаметра, считая по внутренним линиям. Величина горшков должного типа возрастает не по внешним, но по внутренним линиям, при полном соответствии этих линий.

Если в мастерской выделываются горшки многих размеров, то для каждого из них следует иметь лекала, сделанные из жести или кленового дерева. Само собою понятно, что все эти лекала должны иметь форму усеченных равнобедренных треугольников (правильных трапеций), причем нижний край лекала соответствует внутреннему диаметру дна, а верхний -- верхнему таковому же диаметру горшка. Весьма полезно, чтобы внутренняя поверхность дна не была строго параллельной внешней певерхности дна горшка, но имела бы небольшой склон (5-70 к горизонту), направленный к центру горшка, где проделывается отверстие; соответственно этому нижнему краю лекал придают форму не строго паралельную верхней линии. Опытный гончар, с помощью одного "ножика" может выделать требуемой формы горшок и придать верхней поверхности дна указанную форму, но малоопытному, особенно, когда требуется, чтобы горшки данного типа и размеров были строго однообразны, лекало принесет несомненную пользу. Вставленное в горшок уже почти готовым, удерживаемое отвесно в плоскости диаметров горшка, при меденном вращении диска формовального груга лекало сразу придаст всей внутренней поверхности горшка требуемою правильность, а в том числе и поверхности стока для воды. Остается, вынув лекало ьи смочив руки или кусок губки в глиняной болтушке, выгладить внутреннюю поверхность, смыть комочки глины и снять горшок с диска, что достигается тонкой медной проволокой, длиною в 11/2 аршина, концами привязанной к палочкам для удобства удерживания проволоки в руках, в то время когда ею действуют.

Относительно толщины стенок цветочных горшков можо заметить, что они не болжны быть слишком толстые, так как тяжелые горшки вообще нежелательны. Однако, чем ближе к дну, тем стенки должны несколько утолщаться, но не более, как на 1/4-1/3 сравнительно с толщиной у верхнего края. Можно принять за правило, что, в зависимости от качества глины и примеси к ней растительных веществ, для придания горшку большей пористости, облегчающей приток воздуха к корным растения, толщина стенок у верхнего края горшка может составлять 1/40-1/45 часть верхнего диаметра и соответственно больше у дна, которому тоже придают увеличенную на 1/4-1/3 толщину, в виду того, что нижней части стенок и дну горшка придется выдерживать наибольшее давление со стороны земли, наполняющей цветочный горшок.

Когда горшок снят с формовального груга, в нем, в центра, проделываются водосточные отверстия; последнее протыкается палкой или пальцем (в очень больших горшках этих отверстий делают иногда 2 и 3, равномерно распределяя по дну), непременно протыкая изнутри наружу, так как при противоположном направлении около отверстия образуются закраинки из глины, мешающие полному стоку воды. Слишком дольших отверстий делать не следует, так как это повлечет за собою выпадение земли и обнажение оконечностей корней. Как правило, размер водосточных отверстий может иметь диаметр, не превышающий двойной толщины стенки горшка у верхнего его края. Когда же в большом горшке делают два-три отверстия, то диаметр каждого из них не должен превышать полуторной толщины стенок горшка у верхнего края.

Относительно поддонников под цветочные горшки заметим, что к соответственной величине горшков внутренний диаметр у дна поддонника должен быть на 1/25 часть больше наружного диаметра дна у горшка, а затем верхний внутренний диаметр поддонника должен быть на 1/3 больше такового же диаметра дна, т.е. между диаметрами поддонника удерживается то же отношение, как и между диаметрами горшка. Толщина стенок и дна поддонника делается на 1/25-1/33 часть более толщины стенок горшка у дна, так как поддонник должен выдерживать тяжесть, слагающуюся из веса горшка, земли и растения. Высота стенок поддонника по отвесной линии должна состадлять 1/6-1/7 часть высоты горшка, считая ее изнутри от водосточного отверстия до уровня с верхними краями горшка.

Если цветочные горшки не должны быть сильно обжигаемы, то поддонники полезно, в обжигаемом горне, помещать так, чтобы пламя и жар на них действовали сильнее, и они лучше обжигались бы, что увеличит прочность поддонников и лишит их способности впитывать влагу, особенно если приходится подлвать воду в поддонник.

Что касается плошек, то они выделываются чаще более значительных размеров, служат для нужд теплиц и оранжерей; они представляют собою ни более, как низкие цветочные горшки, высота которых чаще всего составляет 1/4-1/3 верхнего (внутреннего) диаметра плошки. Выделываются плошки из такой же глины, как и цветочные горшки всего лучше по лекалу, с одним или несколькими водосточными отверстиями.

ПРОСУШКА ГЛИНЯНЫХ ИЗДЕЛИЙ. Все глиняные изделия, до обжига, просушиваются. Просушка вначале ведется при обыкновенной комнатной температуре, а летом на воздухе -- на полках под навесами, устроенными так, чтобы просушиваемые изделия постоянно проветривались. Обыкновенно гончары, сняв с формовального круга готовое изделие, осторожно относят его на полку или полати, устроенные вдоль стен или ниже потолка, в той же мастерской; реже -- в отдельном помещении, особенно, если есть возможность нагревать его от обжигательной печи. Чтобы сушка шла равномерно и не вызывала образования трещин и даже распада посуды, необходимо, чтобы последняя по крайней мере 1-11/2 находилась под влиянием 14-15 градусов Р. , при условии, что благодаря хорошему проветриванию или вентиляции помещения, воздух в нем дотаточно сух. Затем, если возможно, то температуру сушильного помещения в течение суток надо поддерживать на 18-20 градусов Р., при хорошей вентиляции. При невозможности этого достигнуть просушивание приходится продлить до 4-5 дней.

При высушивании глиняных предметов всегда происходит их усадка, т.е. они уменьшаются в объеме, и хотя эта усадка редко когда превосходит 1%, все же ее приходится принимать во внимание при расчете величины форм и желаемой величины изделия. Усадка происходит равномерно по всем направлениям только тогда, если, во первых, масса, из которой формовалось изделие, была совершенно онородоа и, во вторых, высушивание ее велось постепенно и медленно. Особенно осторожно надо вести высушивание предметов из масс сильно жирных, а также вообще тонкостенных предметов. При быстрой и неравномерной сушке не только возможно появление на изделиях трещин, но они искривляются, и вообще наблюдается разнообразное деформирование.

Высушенные изделия почти не подвергаются обточке, для придания им более изящного вида; обточка бывает иногда необходима, чтобы срезать излишки глины, выгладить неровности и придать стенкам надлежащую толщину, что особенно важно при выделке крупной посуды. Употребляемые для обточки глиняной посуды токарный станок самого простого утройства, сходный с употребляемым для обточки деревом, но отличающийся от него тем, что в нем многие железные части заменены деревянными, а именно, вместо острия, на котором утверждается деревянный обтачиваемый предмет находится винт, на который навинчивается та или иная форма деревянной болванки, служащей для насаживания на них обтачиваемого глиняного изделия. Вспомогательными же орудияим, вместо долот, резцов и т.п., служат разной величины и формы пластинки, выделываемые самими гончарами, так сказать, домашними средствами из старых пил, серпов и т.п., таких форм, какие наиболее подходят для обточки глиняных изделий. На рисунке изображен простейший станок для обточки изделия.

ОБЖИГ ГЛИНЯНЫХ ИЗДЕЛИЙ. Пролсушенные горшки и пр. переносятся в горн для обжига. Обыкновенно горн наполняют изделиями разной величины. Смотря по величине обжигательной печи и собственно горна, в последний устанавливают 1000-1500 шт. горшков. На пол горна устанавливают более крупную посуду, притом дном, и размещают так, чтобы меньшие предметы поместились внутри крупных, и чтобы меньшие предметы покоились на краях крупнейших. Все это гораздо легче делается, чем описывается, и при известном навыке, горн, вмещающий 1500 штук горшков, может быть наполнен в 1-11/2 рабочих дня, что зависит от отдаленности мастерской от обжигательной печи.

Процесс обжига горшков длится с раннего утра и до вечера; сперва на легком огне (в течение 11/2-2 часов), способствующем окончательному удалению из посуды влаги; затем жар увеличивается, и когда посуда накалится до-красна, то обжиг изделий может считаться законченным; в это время температура в горне достигает 700-7500 по Реомюру. После этого все отверстия в горне и топочное закрываются и замазываются; в таком состоянии горн оставляют на ночь или до полудня следующего дня. За это время горн настолько охладиться, что можно приступить к выемке обожженной посуды, если не голыми руками, то обмотанными холстиной или вдетыми в рукавицы. Следует избегать выемки посуды из горна в дождливую погоду, так как упавшие капли воды на горячую посуду могум вызвать растрескивание и лопание ее.

Самое лучшее время для обжига глиняных изделий июнь -- июль; в это время получается меньше браку, чем в том случае когда обжигание производится в холодное время; в последнем случае много изделий лопается в горне от того, что при переноске их из мастерской в горн на них оседает слой воды (пот), превращающейся в горне в пар, от давления которого на стенки посуды и происходит разрушение ее. При обжиге летом брак достигает 6-10%; зимой 15-20%.

На обжиг посуды в описанном выше кустарном горне, вполне заполненном ею, потребуется около 1/4-1/3 куб.саж.др.;

первая величина относится к очень сухим сосновым дровам. При обжиге кизяком на горн той же емкости расходуется этого топлива от 50 до 70 пудов; при пользовании хворостом требуется не менее 1-11/4 куб.саж. его, при условии, что хворост пролежал год, не подвергаясь дождю и снегу.

Для обжигания горшков наши кустари по преимуществу пользуются древесным топливом и предпочитают сосновые и ольховые дрова. Дубовые, несмотря на высокую нагревательную свою способность, употребляются ими неохотно, потому что продукты их горения изменяют цвет обжигаемой посуды, напр., красный -- в темный, белый -- в красно-бурый и т.п.; притом это изменение цвета бывает очень неравномерное. Такая посуда, как неглазурованные цветочные горшки, может хорошо обжигаться: соломою, кизяком (навозный кирпич), хворостом и т.п. Торф, как легко загорающийся материал, притом дающий длинное пламя (что особенно ценится при обжигании глиняных изделий), был бы хорошим топливом, если бы он не содержал значительного количества воды, понижающей его нагревательные свойства; кроме того, торф содержит много минеральных веществ, а вследствие этого уносимая в продуктах горения зола, осаждаясь на обжигаемых предметах, образует налеты и пятна, которые уменьшают прочность обожженного предмета, вследствие этого процесса выветривания на этих местах. Хорошо высушенный торф, если притом содержание в нем золы не превышает 15-18%, может быть употребляем для обжигания цветочных горшков. Еще менее пригоден для обжига каменный уголь, вследствие содержания сернистых соединений (особенно колчедана), из которых образуются сернокислые соли, делающие посуду непрочной и всегда на горшках красного цвета оставляющие бурые пятна.

Помещение для производства цветочных горшков или мастерская, хотя и строится как жилое, однако, не должно служить для жилья, потому что, кроме сырости и вредных испарений от высушиваемых изделий, оно бывает пости всегда угарным, так как, желая сберечь теплоту, необходимую для просушки посуды, приходится рано закрывать вьюшки; утройство же печей с герметической дверцей у топливника требует значительных затрат. Такая постройка может иметь размеры: в длину 18, в ширину 9-12 и вышину до потолков - 5 аршин; в ней должны быть следующие отделения: а) третья часть этого помещения, отгороженная от остального, вмещает закрома для хранения сухой глины и песку, приспособления для отмачивания глины, барак для выпаривания глины, ящик для вымешанной и подготовленной глины, месильную и толчею для измельчения предметов, подмешиваемых к глине (напр., песчаника, если не имеется речного песку и др.);

б) отделение, в котором находится 4-6 станков (или кругов) для выделки цветочных горшков и токарный станок, на котором изглаживаются все неровности у высохшей посуды, прежде нежели она поступит в обжиг; в) отделение для хранения готовой посуды и разных предметов и вещей, принадлежащих рабочим.

Горн или обжигательная печь для цветочных горшков отличается простотой устройства. Удобнее располагать горн о бок с мастерской, чтобы нагрузка горна обжигаемой посудою совершалась с наименьшей поерею времени, и чтобы переносимая из мастерской ук горну посуда не подвергалась дождю, снегу и т.п., вызывающим отсырение посуды или местное размокание, что влечет неравномерный обжиг и лопанье посуды во время обжига.

Обжигательный горн лучше всего делать лежачим, с одним топочным отверстием с одной стороны и дымовым -- с другой. Пространство для обжигания отделяется от топочного пространства вертикальной стеною с отверстиями в последней; через эти отверстия происходит равномерное распределение газообразных продуктов горения, и в то же время стена защищает обжигаемые предметы от летящей золы, при том, будучи накаленною, стена содействует более полному сожиганию углеродистых частиц в дымовых газах. На рисунках 9 и 10 показано устройство такой печи, а именно: печной свод а окружает камеру для обжигания б, топочное пространсво с, решетка d с топочным отверстием е, зольник f. Отверстие g служит для притока воздуха. Стена i с отверстиями (дырчатая), разделяющая обжигательное пространство от топочного; значение этой стены выяснено выше. В задней стене горна, через отверстие k пламя направляется в дымовой ход. Места, обозначенные буквой n, показывают маленькие отверстия для наблюдения за ходом обжига. Такую печь кладут в два кирпича -- стены и свод -- в один кирпич, причем кирпич внутри горна может быть сырцовой; свод под обжигательным отделением кладется из огнеупорного кирпича.

Южно-русские гончары для обжига простой посуды устраивают горн таким образом: выбирают берег оврага или пригорок для горна (поближе или обок с мастерской); на избранном месте, в береге оврага или на пригорке, делается земляная выемка с горизонтальным основанием, на котором, из кирпича-сырца, укладывается фундамент, а вместе и дно топки. На рис.7 показан план горна, размеры которого: по линии АВ=4 арш. и по линии СD=3 арш. На этом основании возводятся стены горна из сырца, в 11/2 кирпича, причем производится засыпка глиною пустого пространства между стеною горна и земляною выемкой. Когда стена на всем протяжении от f A f (рис.7) возведена до 1 арш. высоты, приступают к кладке столбов: a b c d, D и D, внутри печи. Столб a b c d выводится в 11/2 кирпича, симметрично, по линии AD, на аршинном расстоянии от ff, длиною 13/4 аршина по линии АВ. Столбы D и D укладывают в два кирпича по ширине и в три кирпича по длине основания столбов, следовательно, имеют в поперечном разрезе 9 и 6 вершков. Все три столба возводятся до высоты (как и стены) 1 аршин. Незабранное стеной расстояние ff будет служить топочным отверстием; назначение столба a b c d разделять пламя от топлива и совместно с столбами D и D поддерживать свод под камерою k, в которой производится обжиг гончарных изделий, отделяющий топочное пространство L от обжигаемой камеры (рис.8). Свод укладывается из сырца; на глинистом растворе толщина свода не более 4-6-ти вершков; верхняя его поверхность от соответствующей смазки глиною получаем почти горизонтальный вид, нижняя же, между столбами и стеною, имеет очень незначительную вогнутость. В своде EF проделано несколько отверстий, из которых два большие диаметром 6-7 вершков лежат симметрично в промежутках между углом а большого столба a b c d и стеною горна AC EF -- с одной стороны и углом с и стеною горна AD Ef -- с другой стороны. Отступя от больших отверстий на 6-7 вершков, в своде проделано несколько, расположенных рядами, небольших отверстий, диаметром от 11/2 до 21/2 вершков, ряды небольших отверстий расположены параллельно линии CD (рис.7), рядами, отстоящими один от другого на 10-12 вершков, а в рядах -на 4-5 вершков; на рис.4 отверстия эти обозначены буквами k,k k. Над сводом топочного пространства L (рис.4) строится камера, в которой укладывают обжигательную посуду. Стены ее составляют продолжение стен топочного пространства, однако, только на протяжении до точек E и F (рис.7), от которых стена обжигательной камеры загибается, и следовательно обжигательная камера не захватывает области EF ff"(рис.7), в которой сгорает топливо. Высота обжигательной камеры 2-21/2 аршина; форма куполообразная (рис.8). В задней части стены обжигательной камеры, на высоте от земли 3/4 аршина (под точкою А рис.7), имеется отверстие 00, обжигательную камеру при укладке в ней обжигательной посуды. После наполнения горна это отверстие закладывается кирпичами и замазывается глиною; но для выхода из камеры дыма и вообще продуктов горения, поступающих в камеру через отверстия в свод -- оставляются в 00 небольшие прорехи, замачиваемые в свою очередь, когда в топке прекратится образование пламени, и останется жар; тогда же закрывается железною заслонкой, обмазанной глиною, и топочное отверстие ff топки с (рис.8). Когда горн нагружен посудою, его обкидывают землей, оставляя свободными от нее небольшую часть в вершине (p рис.8) и то место 00 (рис.8), через которое горн нагружался посудою.

Наконец, необходимую принадлежность обжигательной печи составляет небольшой деревянный навес n n n m m (D, рис.8) у топки, прислоненный к стенкам печи; он служит для склада топлива, хранения обожженной посуды и защиты от дурной погоды самого гончара, во время производства топки. Описанная обжигательная печь обходится при сооружении ее средствами самих кустарей не дороже 25-30 рублей. Но после каждого обжига требуются значительные поправки в печи вследствие обвалов в сводчатых закруглениях, укладываемых без кружал, неправильно, на глинистом цементе. Эти ремонтные работы не превышают 5-7 рублей; вообще же эта печь может прослужить 12-15 лет.

ВЫДЕЛКА НАВОЗНЫХ ГОРШКОВ. Зимой у садовода найдется немало свободного времени. В это время, на досуге, производится ремонт рам, сколачивание ящиков для рассады; в это же время расчет заняться и выделкой навозных или земляных горшков для выращивания огородной и цветочной рассады. Обычно рассада выращивается в ящиках, реже -- в плошках и обыкновенных глиняных (обожженных) горшках; выращивание рассады в навозных или земляных горшках имеет громадные преимущества, и кто раз попробует работать с этими горшками, наверно их не бросит, -- насколько они удобны, дешевы, и, главное, растения, выращенные в земляных горшках, развиваются несравненно сильнее, чем при обычном способе культуры.

Преимущества навозных горшков заключаются в следующем. При обычном способе культуры посев семян, для выращивания рассады, производится в маленькие горшки или удобнее, в плошки, откуда сеянцы пикируются в другие плошки, с целью, при дальнейшей культуре, рассадить их в ящики. При культуре в навозных горшочках, растения, посеянные в плошки, пикируются по одному в такие горшочки и в них остаются до того времени, когда можно будет произвести высадку в открытый грунт (по миновании морозов).

Можно производить посев прямо в навозные горшки, по 2-3 зерна в каждый, и затем из взошедших сеянцев оставить один, более сильный, другие же уничтожить или употребить для пикировки в другие, свободные горшочки.

Конечно, предпочтительнее первый способ, т.е. предварительный посев в плошки, откуда сеянцы пикируются уже в навозные горшочки, так как при этом способе не теряется понапрасну семян (иногда очень ценных), да и пикированные растения быстрее развивают разветвленную корневую систему. Второй способ, т.е. посев семян прямо в навозные горшочки, должен быть применяем только для расстений, трудно переносящих пересадку даже в семядольном состоянии, как, например, резеда, левкой и другие.

Уход за расстениями, выращиваемыми в навозных горшках, ничем не отличается от обычного ухода за расстениями в обыкновенных глиняных горшках. Правильно сделанные навозные горшочки настолько крепки, что даже при усиленной и неосторожной поливке ничуть не портятся. Сеянцы, при одинаковом уходе, в первое время одинаково развиваются и в глиняных, и в навозных горшках, но спустя 3-4 недели, когда сеянцы окрепнут и пронижут корнями землю, насыпанную в те и другие горшочки, -- разница в развитии делатся очень и очень заметной.

Мелкие корни расстений, сидящих в обыкновенных глиняных горшках, достигнув стенок горшка, начинают загибаться соответственно изгибам стенок горшка и оплетают поверхность земляного кома целой сеткой мельчайших корней; у садоводов эта сетка носит название войлока. В первое время эти корни имеют белый цвет; по мере накопления этих корней вокруг земляного кома, они буреют, портятся и уже не принимают участия в питании расстения, делаются бесполезными для растения, вследствие чего при пересадках обыкновенно этот корневой войлок удаляется с земляного кома при помощи острого ножа. В солнечные дни, корни, обвивающие земляной ком в глиняных горшках, портятся значительно быстрее: при малейшем недосмотре стенки горшков накаляются, и нежные корневые мочки, прикасаясь к расскаленным стенкам горшка, буреют и делаются уже бесполезными в смысле питания растения.

Ничего подобного нет в навозных горшках. Мельчайшие корни, достигнув стенок горшка, не загибаются, как это мы видим в глиняных горшках, а проникают в толщу навозных стенок горшка и здесь находят богатое питание. Толстые стенки навозных горшков всегда влажны, вследствие чего накаливание их солнцем не может иметь таких вредных последствий, как в глиняных горшках. Поэтому-то растения в навозных горшках всегда выглядят веселее, и развитие их идет быстрее.

Но наиболее резко бросается в глаза различие между расстениями, выращенными в ящиках, в обыкновенных глиняных горшках и в навозных, при высадке в грунт. Опытный садовод или огородник всегда стремится к тому, чтобы расстения развивались без перерыва. В семядольном состоянии пересадка или пикировка расстений не вызывает остановки в росте, но последующая пересадка в открытый грунт, если она произведена сколько-нибудь небрежно, безусловно останавливает развитие расстений. Поэтому, при пересадке растений из ящиков или горшков в грунт, стараются на корнях сохранить возможно больше земли, с этою же целью к земле рассадников примешивают измельченный торф или выветривающуюся болотную землю (болотный чернозем), которая способчтвует лучшему развитию корней. И все-таки, как бы тщательно ни была произведена пересадка, растения обычной культуры все же в течение нескольких дней несколько привядают, болеют; чтобы ускорить приживание их на новом месте, приходится усиленно поливать, иногда даже затенять. Болезненное состтояние пересаженных растений усиливается в солнечные дни, -- вот почему для высадки всевозможных рассад стараются пользоваться дождливой или вообще пасмурной погодой.

Ничего подобного не наблюдается с растениями, выращенными в навозных горшках: эти растения не пересаживаются из горшочков в грунт; весь процесс пересадки заключается в том, что в гряды закапываются сами горшочки, в которых сидят растения, до самых краев. Таким образом понятно, что расстения в навозных горшочках не могут страдать или останавливаться в развитии от пересадки: их, собственно говоря не пересаживают, а перестанавливают с места на место. Конечно, перед высадкой в грунт необходимо растения приучить к открытому воздуху, чтобы переход от влажного воздуха теплицы или парника к сухому наружному воздуху был не так резок.

Навозные горшочки и в дальнейшем развитии растений играют большую роль: стенки таких горшков, сделанные наполовину из навоза, размякают в грунту и служат к усилению питания растений, которые, по меткому выражению одного садовода, "пожирают" горшочки, в которых были выращены.

Случайно прочтя где-то лет двадцать пять тому назад, относительно возможности выделывать горшки из глины и коровьего кала, я нигде не мог достать готовых форм для выделки навозных или земляных горшочков. Пришлось с этой целью заказать кузнецу сделать железную форму, разрез которой виден на рисунке 11. В какой-либо деревянный отрубок вбивается, возможно перпендикулярно, железный стержень а; на стержень надевается железная форма е, внитренние стенки которой должны быть самым тщательным образом отполированы, чтобы глина, из которой выделываются земляные горшки, не прилипала к стенкам и не задерживалась бы перовностями, иначе горшочки трудно будет выталкивать из формы. Буквами d-d показан в разрезе деревянный усеченный конус с просверленным по оси его сквозным отверстием; отверстие это должно быть такой величины, чтобы конус этот мог свободно надеваться на стержень а. Буквой с обозначен деревянный кружок с металлической ручкой в; кружок привинчивается к деревянному конусу в виде крышки.

Когда масса для выделки горшков приготовлена, берут комок ее (величину комка быстро укажет опыт) и кладут в железную форму е-е, надетую на стержень а; вставляют на стержень деревянный конус d-d и нажимают на него до тех пор, пока крышка с не упрется в края железной формы. Заштрихованное пространство на рисунке показывает, как распределяется земляная масса, под давлением деревянного конуса. После этого конус вынимается, и готовый горшочек выталкивается из железной формы. Для того, чтобы горшочек легче выходил из формы, и чтобы земляная масса не прилипала к деревянному конусу, каждый раз, перед накладыванием массы, внутренние стенки железного горшка и деревянный конус обильно смачивается водой. Чтобы стенки земляного горшка вышли ровнее, когда деревянный конус упрется в края железной формы, конус поворачивают раза два направо и налево и вынимают, после чего снимают железную форму с ее содержимым и, перевернув вверх дном, слегка постукивают краем формы обо что-нибудь, вследствие чего земляной горшочек вываливается.

Для удобства выталкивания горшков, можно класть на дно формы жестяной кружок с прорезанным отверстием; этот кружок делается диаметром совершенно таким, чтобы он мог быть надет на стержень а, тогда как отверстие в железной форме делается несколько больше. На стержень надевается сначало железная форма, затем в форму вставляется жестяной кружок, также надетый на стержень а. Когда горшочек будет сформирован, железную форму е-е снимают со стержня а и пальцем чекрез отверстие формы выталкивают земляной горшочек.

Массу для выделывания горшочков я составлял из глинистой тяжелой земли и коровьего кала; если под руками имеется земля слишком легкая, то, для большей прочности, к ней необходимо прибавлять, половина на половину, глины. Вся масса перемешивается до получения однообразной массы, в виде очень густого теста. К материалу, из которого выделываются горшочки, можно прибавлять и минеральных солей (чилийской селитры, томасшлака, калийной соли), но, конечно, в минимальном количестве. При перемешивании всех составных частей, следует приучить себя брать всего в таком количестве, чтобы получилась густая, тягучая масса, по возможности без примеси воды, иначе горшочки будут с трудом выходить из формы и даже разваливаться.

В 1907 году в "Прогрессивном содоводстве и огородничестве" появилась статья о навозных горшках садовника К.Бессекирского. По его мнению, навозные горшки исключительно имеют значение для цветочной рассады (летников), а также для некоторых видов огородных растений, для подготовки ранней рассады, парниковых огурцов, дынь, арбузов, парниковой цветной капусты и ранней кочанной капусты. Цветочные и капустные семена высеиваются раньше в плошки, ящики или парники, и когда семядоли достаточно разовьются, г.Бессекирский советует рассаживать сеянцы по две штуки в навозные горшки, которые плотно, один к другому, устанавливаются в негорячий парник, где и остаются до высадки в грунт.

Трополеум, Рицинусы, Ипомеи, Каннабис, Лупинус, Японский хмель, Фазеолус, Горошек душистый, Кукурузу пестролистную, Кобею, Долихость, Мину, Турбенгию, Циклантеру, огурцы, дыни, арбузы можно высеивать прямо в навозные горшки по 2-3 зерна и устанавливать также в парник, причем для огурцов, дань и арбузов следует давать теплый парник. Кроме вышеупомянутых расстений можно также высаживать в навозные горшки черенки Альтернантеры, Эризиумы, Амарантусы, Колеусы, разные сорта Бегонии, Мезембриантемум и другие, предназначенные для высадки в цветник, растения.

Массу для навозных горшков г.Бессекирский советует составлять таким образом: 3 части чистого, без соломы, коровьего кала, 2 части глины без примеси камешков, 1/2 части волокнистого торфа, предварительно просеянного через крупный грохот, затем добавляется сухой печной золы, просеянной сквозь мелкое сито. Все это смешивается настолько, чтобы получилась масса в виде очень густого теста (воды ни в каком случае не добавлять) однообразного состава; чем лучше будет вымешано, тем лучше выйдут горшки. Для составления массы самое лучшее употреблять низкую широкую кадку или ящик из полуторадюймовых досок в 1 арш. толщины и полтора аршина длины.

У г.Бессекирского один рабочий успевает сделать таких горшков до 400 штук в день. Сушить такие горшки следует в умеренном тепле, отнюдь не в горячем месте, иначе сгорят. Самый удобный размер -- 13/4 вершка вышины, форма -- вазончика глиняного. Навозные горшки, -- заключает г.Бессекирский, -- в любительском садоводстве неоценимы, и чем севернее, тем больше заслуживают внимания, так как там дорог каждый лишний день для цветовода; имея дело с такими горшками, можно иметь растения в цвету на целый месяц раньше, тем более те, которые требуют посева прямо в грунт.

На статью г.Бессекирского отозвался известный практик-садовод П.Дмитриев не соглашается с советом сажать по 2-3 штуки в один горшочек, так как, в виду малых размеров навозных горшочков, в них нельзя садить более одной штуки, иначе высадки будут теснить и глушить друг друга. К этому возражению г.Дмитриева вполне присоединяюсь и я. Одним из главных преимуществ навозных горшочков именно и является то обстоятельство, что расстения высаживаются вместе с посудой, причем корни совершенно не тревожатся; если же мы будем в один горшок сажать по 2-3 растения с тем, чтобы их при высадке в грунт разделить,-- теряется весь смысл выращивания рассады в навозных горшочках: корни растений пронизывают насквозь стенки горшочков, и, при делении, их невольно придется перерезать или рвать.

Состав массы для выделки горшочков г.Дмитриев, на основании своего 15-летнего опыта, советует применять следующий: сначало приносится в теплицу конское ведро талого коровьего кала, затем берется обыкновенная огородная земля; сыплется все это на пол и смешивается на подобие того, как мнется замазка. Далее, если масса очень густа, то обязательно добавляется вода, если же, наоборот, масса жидка, -- добавляется земля. Когда тестообразная масса будет готова, что легко узнается на опыте, берется пресс, набивается до половины этой массой, и ручкой вывертывают до тех пор, пока не получится горшочек. Затем ручка вынимается. Горшок опрокидывается вниз, вытаскивается очень осторожно на боров в теплице, где и ставится дном кверху. На другие сутки горшочки, ранее сделанные, перевертываются дном вниз, а затем укладываются и прячутся до времени надобности. Надо заметить, что в течение двух суток сушки горшочки делаются настолько твердыми, что, упавши, не разбиваются. Денег любителям эти горшочки сохранят много.

Наконец, г.Н.Радошнов, в своей брошюре $Земляные горшки и их применение", дает следующие ценные указания по выделке этих горшков. Простейшие земляные горшки, выделанные на станках, рекомендованных г.Радошновым, представляют из себя цилиндрический сосуд с сильно утолщенным дном и несколько менее этого толстыми стенками. Размеры горшков, более отвечающие требованиям растения, как это выяснила практика: высота -- 21/2 вершка, диаметр снаружи -- 13/4 вершка, глубина 13/4 вершка, при 11/4 вершковом диаметре внутри. Следовательно, стенки будут толщиной в 1/4 вершка, а дно 3/4 вершка. Смесь, из которой делаются горшки, состоит приблизительно из 5 частей черной земли и 1 части свежего коровьего кала.

Станок простейшего вида (рис.12-й) состоит из: 1) цилиндра а, сделанного из неособенно толстого котельного железа, в 3 вершка и 13/4 вершка в диаметре; 2) нижней деревянной скалки b в 1 арш. длины, при диаметре верхнего ее конца, равном диаметру цилиндра а, и 3) верхней скалки, тоже деревянной, которая состоит из рукоятки, за которой следует утолщение, диаметром до 21/2 вершков, и затем, -- как бы несколько удлиненного полушара, высотой в 13/4 вершка, при диаметре у основания в 11/4 вершка. Описанным приспособлением, при изготовлении навозных горшков, полюзуются следующим образом: сначала снизу в цилиндр а на глубину в полвершка вставляют скалку b так, что ее верхний конец образует как бы дно цилиндра; затем, зажав между коленями скалку b с недетым на нее цилиндром а, наполняют последний до краев заранее приготовленной массой и сверху нажимают скалкой с, предварительно смоченной водой, стараясь выдавить в массе, заполняющей цилиндр, углубление как раз посредине.

Когда таким образом сделано углубление в горшки верхнюю скалку с отнимают и, обхватив снаружи цилиндр обеими руками, сдвигают его постепенно вниз по скалке b причем горшок, который, по снятии с него цилиндра, останется на верхнем ложе скалки b и, как вполне уже готовый, снимается и ставится куда-либо для просушки. Как видео, станком г.Радошнова выделываются горшки без водосточных отверстий и с слишком толстым дном. Подобный упрощенный способ изготовления земляных горшков г.Радошнов рекомендует только в том случае, когда требуется небольшое количество их, так как работа таким станком идет медленно; кроме того, пости невозможно получить горшки со стенками равномерной толщины и дна, и, наконец, при работе на этом станке слишком пачкается платье работающего.

На рис.13 представлен станок, на котором можно в течение дня сделать от 2 до 3 тысяч безукоризненно точных и чистых по исполнению земляных горшков; я вполне присоединяюсь к рекомендации г.Радошнова и считаю этот станок действительно заслуживающим внимания. Станок этот (рис.13) состоит: 1) из стола z в 1 аршин длины и 8-10 вершков ширины, 2) двух боковин dd, в которые врезаны параллельно столу нижняя полка г и две верхние в и ж. Для устойчивости станка боковины dd вдолблены в более длинные, чем ширина самих боковин, нижние брусья, 3) из бездонного железного цилиндра а, врезанного как раз посредине стола z и закрепленного снизу в доске z шурупами, 4) скалки b, верхний конец которой g на полвершка входит снизу в цилиндр, а нижний, как видно на рисунке, более тонкий, чем вся остальная часть скалки, -- проходит в соответственное отверстие в полке i. Таким образом скалка b, входя своей верхней частью в цилиндр, образует у него как бы дно, а заплечики ее внизу, над полкой i, не дают ей, при давлении сверху опускаться ниже.

Выше стола z через прорезы двух полок в и ж, как раз над цилиндром а, проходит верхняя скалка с, оканчивающаяся снизу, в части z, формой, соответствующей внутренности горшка. Чтобы во время наполнения цилиндра массой скалка эта не мешала, ее закрепляют выше полки в болтиком к. Вот и все несложное устройство станка, сделать который пользуясь этим кратким описанием и данными рисунками, может любой плотник. Выработка земляных горшков на описанном станке производится следующим образом: сперва наполняют цилиндр массой, затем, выдернув болтик к, дают опуститься скалке с, причем конец у, попадая как раз в средину отверстия цилиндра а, выдавливает в массе соответствующее углубление, которое окончательно вырабатывается нажатием скалки рукой сверху. После этого скалка с поднимается и закрепляется болтиком на своем месте. Далее, помощью нижней скалки b, рукой, или лучше, если сделать внизу под ней педаль, то ногой, выдавливают снизу вверх из цилиндра сформованный горшок, пока он не выйдет наружу. Тогда горшок снимают и ставят куда-либо для просушки, скалка же b, выдвинутая вверх цилиндра вместе с горшком, когда последний будет убран, ничем не поддерживаемая, собственной тяжестью опустится вниз и станет в прежнее положение.

Ручные станки, вроде описанных в начале этой статьи, можно получить во многих семенных депо (напр., у А.Б.Мейера, в Москве, Мясницкая улица); на этих станках получаются горшки, по форме напоминающие обыкновенные глиняные, с водосточным отверстием и равномерно умеренно-толстыми стенками и дном. Станок г.Радошнова дает цилиндрические горшки (по форме они очень напоминают старинные банки от помады), без водосточных отверстий, но работа на этих станках очень легка и производительна, вследствие чего я горячо рекомендую именно эти станки. Попробуйте выделывать навозные горшки и выращивать в них овощную и цветочную рассаду, и вы получите блестящие результаты. Не бойтесь вносить эти горшки и в комнаты: запаха от них, буквально, никакого не бывает, а чтобы они не пачкали окна, можно подстанавливать под горшки доску. У меня в конце зимы не только в парниках и теплицах, но и в комнатах на окнах были устроены полки, которые позволяли на каждом окне держать свыше 100-120 земляных горшков с сеянцами или черенками. Не смущайтесь первыми неудачами: земляная масса, плохо промешанная, будет липнуть к стенкам цилиндра, горшки будут выходить сначала уродливые, но в первый же день работы вы окончательно усвоите себе суть дела, а со второго дня легко будете выделывать тысячи горшков.

БУМАЖНЫЕ ГОРШКИ. В первое время моей практики по садоводству, говорит А.А.Белокрысов, при желании увеличить площадь клубничных насаждений, самый употребительный способ был таков: более сильные усики прикалывались к поверхности гряды леревянными крючечками, и, когда укоренялись, их переносили на назначенное место. Как бы осторожно это ни делали, часть корней повреждалась, земля от корней отсыпалась, и редко-редко удавалось перенести с комом, благодаря чему некоторые из пересаженных растений погибали, в лучшем случае -- задерживались в росте и заметно отставали от других. Требовался особенно тщательный уход, а так как я живу на юге, то и усиленная поливка, и все-таки нельзя было быть уверенным, что моя гряда сразу заполнится, так как неизбежно получался больший или меньший процент отхода, требоваласть новая посадка, что всегда неприятно.

Когда я начал отсаживать в маленькие обожженные горшочки, результат получился иной, процент отхода свелся на нет, но... оказалось, что и этот способ имеет присущие ему недостатки: раз вам нужно сделать более или менее значительную посадку, то этих горшочков требуется немало, и как ни дешевы они (11/2-2 коп.штука), но, приняв во внимание их непрочность и особенное умение наших рабочих разбивать и самые прочные вещи, ежегодный отход их был чуть ли не в 50%, и таким образом дешевое превращалось в дорогое; помимо того, раз вы опоздали с пересадкой, корни молодых растеньиц так заполняли горшочек, что и вынуть-то их бывало трудно, причем, само собою разумеется, растение пребывало уже впроголодь, так как запас пищи быстро истощался, и если оно не погибало, то лишь благодаря отдельным корневым нитям, нашедшим путь сквозь водосточное отверстие, а в результате -- на грядке получились далеко не равные кустики, что всегда производит неприятное впечатление на любителя.

Нужно было искать иных способов, и я обратился к навозным горшочкам, и если бы после я не узнал бы еще более лучшего способа, то наверно и по сей день имел бы дело только с ними.

Раз вы прикопали отсадочный горшочек, он в земле быстро разлагается, т.е. все преимущества пользования им, а не отсадки прямо из гряды укоренившихся кустиков, отпадают; раз же вы, во избежание сего неизбежного явления, оставили его открытым на верху гряды, южное солнце и наши страшные "суховеи" дают себя знать -- требуется ежедневная усиленная поливка и, как нарочно, в то время, когда все люди по горло завалены работой в поле, -- там нужно спешить с окончательной уборкой сена, там хлеб спеет усиленным темпом, там... Где же успеть полить тысячи горшочков и, что самое главное, полить вовремя? А упустим время, привяли кустики -беда! Правда, что раз вам удалось без указанных случайностей вырастить в этих навозных горшочках рассаду, растения после пересадки удивительно быстро идут в рост, и их темная зелень радует взор хозяина-садовода... Помимо всего этого, тут есть еще одно обстоятельство, не говоря о неприятной пачкотне при выделке их, требуется и расход (как он ни ничтожен сравнительно) на обзаведение, помещение для сушки и хранения и пр.: нужен и навык к выделке (а где теперь рабочие, служащие по несколько лет на одном месте?). Таким образом и данному способу, несмотря на положительные стороны его, можно сделать упрек, а между тем оказывается, что есть еще один способ, не имеющий ни одного из указанных недостатков и стоящий меньше, чем пустяки.

Жил я в Харьковской губ., где имел садик и довольно значительную плантацию землянки. Понадобилось мне свыше тысячи штук горшочков для отсадки усиков; машинка, о которой я совершенно позабыл и вспомнил лишь тогда, когда она потребовалась, оказалась поломанной, а время не терпит. Узнав о моем горе, соседи выручили меня: они научили меня, разрезав газетный лист на 8 полос, на винной бутылке навивать их, и, к величайшему моему удивлению, после загиба одного конца полученного цилиндра, на свет Божий появился прелестный горшочек, -- оставалось наполнить их землей и пустить в дело. С тех пор прошло десяти лет, и я других горшочков не употребляю, а едва наступает в них надобность, начинаю нарезывать полоски бумаги, мысленно принося благодарность научившим меня такой простой и весьма практичной манипуляции.

При производстве этих горшочков, я ввел маленькое улучшение, а именно -- подклейку обыкновенным мучным клейстером края (наружного) и дна. Теперь укажу достоинства их.

По своей простоте горшочки не оставляют желать лучшего, ровно ничего не стоят, десятилетний мальчик за день может сделать их, раз полоски бумаги заранее приготовлены, свыше 1000 штук; стенки (3 оборота), раз горшок зарыт в землю, легко проницаемы для корешков; при выемке -- не разваливаются; при высадке их него, правильнее -- при посадке растения вместе с горшочком, ком земли не разрушается, нет надобности даже разрывать его, а вполне достаточно оборвать дно, как более толстую часть; нет надобности в заблаговременной заготовке их, так как, пока делается второй десяток, первый уже готов к употреблению, значит -- нет надобности и в их помешении для хранения и сушки; рабочим нечего тут разбивать.

С одинаковым успехом я пикировал в эти бумажные горшочки цветочную рассаду; садил в них, для ранней выгонки, бахчевые семена, одним словом, всячески использовал их и каждый раз с благодарностью вспоминал научивших меня сей премудрости и твердо уверен, что и каждый хозяин, испытавши их, одинаково скажет спасибо.

Как ни слабы эти горшочки, но о них разбилась вдребезги народная поговорка: -- "Дешево, да гнило"...

Не встречая в садовой литературе упоминание о предлагаемом (а, может быть , и было, да я просмотрел), я счел необходимым этим своим опытом с читателями уважаемого нашего журнала "Прогрессивное садоводство и огородничество", в надежде, что и данная краткая заметка может кому-нибудь из них сослужить полезную службу.

Для любителей из провинции вопрос о бумажных горшочках очень важен: не вссякий поедет в город за глиняными горшочками, да еще найдутся ли там маленькие для пикировки сеянцев, так как мне и в Москве-то пришлось с трудом их найти; для навозных же нужно иметь машинку и мазать в навозе, -а газета и бутылка у каждого найдется.

Мне самому пришлось воспользоваться бумажными горшочками для пипкировки сеянцев в своей квартире. Я их ставил на окно, поливал водой, и они отлично выполнили свое назначение, -- не размокли и не развалились до самой высадки в грунт. Правда, с ними приходится обращаться аккуратно -не мять, не заливать водой, -- но это все не важно и само собой понятно.

Первый писатель о бумажных горшочках небезызвестный г.Шарапов: "Вот что я придумал: делать те же самые горшочки, но из газетной бумаги. Этого добра у меня, как литератора (к несчастью?), всегда достаточно. Да теперь ведь и всякий выписывает газету, а годового издания любого ежедневного "органа" на порядочный огород хватит. Купить тоже недорого. Старые газеты можно везде достать.

Я не буду рассказывать всего хода моей работы, а изложу ее для краткости в виде инструкции. И если вы, читатель, попробуетет все точно исполнить (теперь же кстати и время посева рассады подходит), вы меня будете благодарить. Только пожалуста, не отступайте от указаний и сами ничего не придумывайте, пока не увидете на деле.

Во-первых, найдите кучу верхней земли и старого навозу из прошлогоднего парника. Кучу эту разбейте лопатами и граблями, перемешайте и просейте сквозь сито из проволки, с отверстиями не больше дюйма, и пусть эта земля лежит у вас заготовленной.

Затем возьмите пивную или винную бутылку с углублением на дне, и нижним концом немного на конус, иначе бумажный горшочек трудно будет снимать. Возьмите средней величины газету и разрежте на полоски так, что бы из номера вышло 6 полосок, т.е. каждую страницу на 3 части вдоль строк. Сложите все это в стопку.

Затем у каждой полоски 3-ю часть вдоль загните, положите на загнутый край бутылку и нижний ее конец оберните аккуратно бумагой. Остающийся свободный конец бумаги закрутите покрепче и вдавите в углубление дна бутылки. Снимите этот колпачок или горшочек с бутылки и ножницами прострегите в нем щели на противоположных боках, чтобы только выходила вода. Горшочек готов.

Делайте их, сколько нужно, и кидайте в большую широкую корзину. После нескольких проб вы приладитесь быстро, потому что дело ведь пустое.

Когда рассада в парнике готова, несите горшочки в парник. Помнится немного -- не беда. Выломайте осторожно руками большой ком земли с рассадой и, не тревожа ее, ставьте перед собой на землю, около приготовленной кучи с землей.

Бросьте горсть земли из кучи в горшочек, чтобы заполнить примерно 1/3 . Отделите одно растеньице скраю и, не осыпая с корней землю, левой рукой положите его корешки в горшочек, придерживая за ствол, а правою засыпайте землею свободно, прямо горстью, сколько земли поместиться в горшочек. Ударьте гршочек правою рукой о землю довольно сильно, чтобы насыпанная земля утреслась, досыпьте землей и ставьте его, куда придеться. Сделайте таким образом горшочков 20, пока не будет дольше места, куда ставить. Если растения в парнике были очень густы, то рассада в горшочках повалиться -это пустяки, -- встанет.

Выберите чистое и ровное местечко на солнце или в небольшой тени, все равно (деревья ведь еще не распустились), несите туда ваши горшочки с рассадой и ставьте их строго по прямой линии и плотно один к одному штук 25. К этому ряду приставляйте плотно другой ряд в 25 шт., затем 3-й ряд и т.д. 4 ряда дадут ровно сто, и вам будет легко счесть всю плантацию. Ставьте настолько тесно, чтобы не было промежутков. Горшочки из круглых станут квадратными. Если рассада повалилась, поправьте рукой, чтобы, поднимаясь, она не перепуталась.

Закончив картину штук в триста (12 рядов по 25 горшочков), на что при навыке и при работе вдвоем понадобится час, полейте довольно сильно насквозь. За бумагу не бойтесь, будет цела.

Оставьте переночевать и утром взгляните. Все расстения поднялись и оправились. Ни один листок не завял.

Продолжайте вашу работу, пока не очистите весь парник, и пусть себе расстения в горшочках стоят неделю, даже две. Очень в рост они не пойдут. За это время они будут свыкаться со свежим воздухом -- грубеть.

На вольном воздухе можете ставить всесорта капусты. Но если есть малейшая опасность заморозка, то капусту цветную и помидоры поставьте в парник, где, кстати освободиться место. Закройте его только на ночь. А если в парнике места не хватит, плантацию цветной капусты и помидоров, а также посеянные в горшочках огурцы обтыкай кольями и на ночь непременно завешивайте рогожей или чем есть плотным. Иначе пропадет весь труд.

Тем временем готовьте огород. Делавйте гряды или устраивайте гладкий американский плантаж, все равно, об этом когда-нибудь поговорим особо. С посадкой не торопитесь. Ваши расстения все равно уже высажены и растут.

Устройте из тонких досок или тесу ручную платформу, т.е. сбейте щит аршина в два длиной и аршина полтора шириной с низенькими стенками по краям. Приспособьте оглобли и два старых колева с осью. Сообразите, чтобы платформу можно было провести через все калитки и мостики в усадьбу.

Нагрузив платформу горшочками в один ряд, как они стояли на плантации, везите к грядам. Две принимающе бабы ее быстро разгрузят. Они будут брать горшочки и расставлять их по грядам. Каждая должна иметь палочки ровно в аршин. Гряда должна быть в 11/4 аршина шириной. Тогда ряд от ряда будет олин аршин а посереине в шахматном порядке будет еще ряд.

Расстояние между горшочками будет измеряться палочкой очень быстро. Но кроме того необходимо вести на глаз совершенно прямую линию горшочков.

Когда расстановка кончена, тот, кто будет сажать, подходит, снимает горшочек, погружает в землю всю развернутую кисть руки и раздвигает землю так, чтобы горшочек стал в уровень с краем, и чтобы под ним не было пустоты. Затем ямка заравнивается. Расстени е посажено.

Такая посадка может произаодиться в любое время дня и во всякую погоду. С поливкой можноь не торопиться. Все равно, не завянет ни один листок. Блохе тоже взять нечего. Расстения уже довольно загрубеют.

Не дурно под каждый горшочек бросить горсть сухого растертого голубиного или куриного навоза. Кочны выйдут гигантские. Но если огород холрошо удобрен, то будет хорошо и без этого.

Всякое расстение, высаживаемое рассадой, в этих горшочках, отлично удается. Работа их мне обходилась около 60 копеек за 1,000. Кажется недорого? Но как этим облегчается дело с цветами! Вы можете убрать в один день клумбу, где наверняка не пропадет ни одно расстение. В эти горшочки можно даже сеять по несколько зерен всякого рода цветы и декоротивные расстения, высеваемые обыкновенно в грунт. Тогда вы все это получите двумя-тремя неделями раньше.

Огурцы в горшочках давали у меня уже четвертый лист уже в то время, как едва можно было приступить к посеву в гряды.

Словом, с этим приспособлением можно делать в саду и огороде очень многое, и я советую всем это тиспытать.

Обыкновенная плохая газетная бумага держится отлично. Иногда верхушка горшочка заметеа на кочерыжке капусты до поздней осени, если, понятно, ее не уберут при прополке.